Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:06 

Any time people pray to something, it comes to life and kills you.
Название: Отсутствует.
Автор: Си Тсу
Бета: Пока отсутствует. Есть желающие?
Пейринг: Мукуро/Тсуна
Рейтинг: PG
Размер: мини
Жанр: Романтика, юмор.
Дисклаймер: не мое, все не мое.
Примечание: АУ, Тсуна - звезда поп-музыки или рока. Написано по заявке Савада Тсунаёши
Размещение: хм, ну если вам это действительно надо, то спросите сначала у меня.


- Ты плохо общаешься с поклонниками, - сказал Сайто. – Рейтинг упадет. Как продюсер тебе говорю.
Тсуна, не обращая на него внимания, осторожно и незаметно выглядывал в зал через маленькое окошечко.
- Всего человек пятьсот, - сказал он огорченно. – И уже расходятся. А на бис вызывали всего раз.
- Для нас это уже прекрасно.
- У Гакта, - заметил Тсуна оскорблено, - всегда не меньше девятисот. И это в плохие дни.
Продюсер промолчал, но весь его вид недвусмысленно говорил «Где Гакт – и где ты?»
- Будешь добрее к поклонникам – будут больше приходить, - вспомнив про воспитательный момент сказал он.
- Они меня пугают.
- Уверен, как и ты их, - раздалось от двери. – Твой писк, собственно, пугает даже меня.
Тсуна задохнулся, гневно тыкая пальцем в говорящего.
- Вы обещали, что уволите его! Сайто, вы сказали, что уже уволили его!
- Мукуро - прекрасный гример, - примирительно произнес Сайто. – Только вспомни, каким успехом пользовалась та фотосессия, к которой он тебя готовил.
- Только представь, сколько несовершеннолетних мальчиков получили море удовольствия при прямом участии этой фотосессии! – подхватил Мукуро.
- А почему не девочек? – спросил продюсер.
Мукуро окинул Тсуну выразительным взглядом.
- Ну хорошо, я не учел несовершеннолетних девочек-лесбиянок, - согласился он.
- Я не буду с ним работать, я уже говорил, - Тсуна скрестил руки на груди. – Он меня оскорбляет. А я звезда, со мной так нельзя.
Мукуро громко хмыкнул, нанося на ватную подушечку жидкость для снятия макияжа.
- Он будет здесь работать, и точка, - Сайто хлопнул ладонью по столу. – Тсуна, сейчас не время для закидонов. У нас только-только начался настоящий рост популярности. И не забывай про наш контракт, ясно? Так что смирись. Мукуро, всего доброго, - он развернулся и вышел из гримерки.
Мукуро лениво отсалютовал ему двумя пальцами.
- Ну что, Тсунаеши-кун, - пропел он. – Начнем, пожалуй, - он жестко ухватил Тсуну за подбородок пальцами и принялся стирать с его лица краску. – Не вертись.
- Ты больно сжимаешь мне подбородок!
Мукуро вздохнул.
- Когда ты уже сделаешь операцию и приобретешь свой настоящий пол? – риторически вопросил он, но хватку ослабил.
- Я тебя ненавижу, - тоскливо пробормотал Тсуна и замолчал, сердито отплевываясь, когда Мукуро нарочно попал подушечкой ему в рот.
- Врешь. Ты ко мне уже давно привык.
Дальнейшие три минуты прошли в тишине. Мукуро водил влажным кружком по его лицу, осторожно очищая и почти нежно массируя кожу. Тсуна расслабился, прикрыв глаза.
- Устал сегодня? – услышал он неожиданно и уныло кивнул. – Ну ничего. Сейчас отдохнешь.
- Через два дня еще один концерт, - пожаловался Тсуна.
- Как сказал твой продюсер, прекрасно, что ты становишься таким популярным.
- Да, наверное, - вздохнул Савада. – Я уже и сам не знаю.
- Бесишься с жиру, а, милая девочка? – Мукуро внезапно поймал его пальцами за нос и потянул на себя.
- Просил же не называть меня так, - гнусаво возмутился Тсуна. – И отпусти.
- Хотя какой у тебя жир, кожа да кости, - он быстро хлопнул Саваду по действительно немного выпирающим из-под тонкой ткани костюма ребрам.
- Не трогай меня, - Тсуна отстранился.
Мукуро резко убрал руку и в последний раз провел ватным диском по его лицу.
- Я закончил, - привычно насмешливым тоном сообщил он. – Переодевайся, и можешь возвращаться в свой пятизвездочный отель, или где ты там живешь.
- А где живешь ты? – зачем-то поинтересовался Тсуна.
- В обычной квартире, разумеется. Ты мне, знаешь ли, не так уж много платишь.
- Плачу не я, - немного смущенно сказал Тсуна. – Сайто.
Мукуро пожал плечами, уже стоя в пальто и натягивая перчатки.
- Мне как-то без разницы, - бросил он. – Ну, я пошел. А ты не забудь как следует застегнуть все пуговицы на твоем платье, - Тсуна негодующе вскинулся, но Мукуро уже закрывал за собой дверь. - Пока, Тсунаеши-кун.
Тсуна со стоном упал на диван.


- Что за похабство? – с отвращением осведомился Мукуро, разглядывая Тсуну.
- Ты сам всегда заявлял, что мне нужно носить платья, - пробормотал тот. – И не используй такие слова, пожалуйста.
- Это нормальное экспрессивное слово. А я просто издевался. Это извращение какое-то.
- Это наш новый сценический образ! – возразил Сайто. – Сейчас будем репетировать. А ты накрась его поженственнее.
Мукуро снова оглядел Тсуну, начиная от лаковых туфель с чулками и заканчивая тугим корсетом.
- Костюмер чем-то болен? Стойте, не подсказывайте, я сам угадаю: болезнь Альцгеймера? Астигматизм? Гинемиметофилия? Все сразу?
- Что такое гине…
- Влечение к транссексуалам, - Мукуро взглянул на Сайто с упреком. – Вы же сами видите, что это выглядит по-идиотски.
- Ты все-таки все лишь гример, - недовольно заметил Сайто. – Не зарывайся.
- Послушайте, да оденьте его нормально. Пиджак с рукавами в три четверти. Брюки. Зачем все это? А так будет гораздо более стильно.
- Думаешь? – с сомнением спросил продюсер.
- И новый образ, опять же, - вкрадчиво добавил Мукуро.
- Ну хорошо, - махнул рукой Сайто. – Сейчас закажем все, что нужно. Но только потому, что я доверяю твоему вкусу, - он взял мобильник и вышел.
Тсуна сжался на диване, неловко поджимая под себя ноги в черных чулках.
- Переодевайся в свой свитер.
- Отвернись.
- Чего я там не видел?
- Мукуро, ну пожалуйста, - Тсуна вздохнул несчастно и устало.
Мукуро передернул плечами, отворачиваясь.
- У тебя, оказывается, кривоватые ноги, - сообщил он в пространство.
Сзади промолчали, шурша юбкой.
- Твой продюсер доверяет моему вкусу, как мило. Еще бы не доверял, у самого-то вкуса ни грамма.
Шуршание становилось все более отчаянным.
- Мукуро! – наконец позвали гримера.
Тот обернулся. Тсуна, едва не выворачивая руки, пытался распустить шнуровку корсета, к несчастью, расположенную сзади.
- Боже мой, какое зрелище.
- Лучше помоги.
Мукуро подошел ближе и развернул Тсуну к себе спиной.
- Стой смирно.
- Ай.
Мукуро принялся дергать за нити шнуровки. По мере ослабления корсета Тсуна вздыхал со все большим облегчением.
Наконец шнуровка была побеждена. Тсуна вздрогнул, когда на его голые плечи легко легли две ладони.
- Зачем ты согласился?
- Что?
- Зачем согласился так одеться? Вечно вопишь, когда я в шутку называю тебя девочкой, а платье-то, оказывается, надеть не против?
- Сайто велел, – пробормотал Тсуна. – Я с ним спорю, но обычно слушаюсь. Да и контракт…
- Со мной ты тоже споришь.
- При чем тут это?
- Не знаю, - засмеялся Мукуро. – Просто разговор поддерживаю.
Ладони мягко поерзали по плечам, и Тсуну неожиданно пробила дрожь.
- Зачем ты это делаешь? – Тсуна слабо попытался отстраниться, но его удержали. – Руками, я имею в виду?
- Если тебе не нравится быть певцом, какого черта ты этим занимаешься? – вместо ответа спросил Мукуро.
- Я думал, это будет здорово, - ладони вдруг скользнули вверх, по шее, чтобы спуститься обратно и тут же огладить предплечья, и Тсуна невольно задержал дыхание. – Знаешь, поклонники, и все такое. Но теперь мне кажется – лучше бы я после школы пошел учиться. Все эти бесконечные концерты, костюмы, люди, которых я не знаю, но должен быть «повежливее»… Я ведь не такой. Это не для меня.
Мукуро уже водил пальцами по запястьям Тсуны, легко очерчивая тонкие вены и скользя к внутренним сгибам локтей и обратно.
- Что ты делаешь? – окончательно растерянно выдохнул тот.
- Тебе не нравится?
- Я не знаю.
- А я?
- Ты?
- Я тебе нравлюсь?
- Я тебе двадцать раз говорил, что терпеть тебя не могу.
Мукуро фыркнул ему в макушку.
- Знаешь, - вдруг отчаянно выпалил Тсуна, - может ты один мне здесь и нравишься. Сайто только вечно указывает, что мне делать, остальные – тот же костюмер – пытаются подлизаться. А ты постоянно надо мной издеваешься – и вопреки этому мне нравишься.
- Не вопреки, а именно поэтому, - поправил Мукуро, шевеля дыханием волосы Тсуны.
- Может быть, - Тсуна, сам от себя того не ожидая, погладил ладонь Мукуро.
- Повернись. А еще лучше – встань на диван.
- Зачем?
- Я себе шею сверну, так нагибаясь.
Тсуна, все еще в платье, верхняя часть которого сползла до пояса, решительно шагнул к дивану, забираясь на него.
Мукуро склонил голову набок, будто нарочно оттягивая момент.
Савада прикрыл глаза, чувствуя, как стучит сердце.
- Что вы тут делаете? – спросил Сайто от двери. – Почему Тсунаеши еще не переоделся? Новый костюм вот-вот доставят.
Тсуна замер, зачем-то пытаясь подтянуть корсет.
- Тсунаеши-кун собирается покончить с собой, прыгнув с этого предмета мебели, - быстро сообщил Мукуро. – А я с нетерпением жду результата.
- Что за ерунду ты несешь? – Сайто раздраженно поднял брови.
- Тсунаеши-кун уже три дня боится вам сказать, - все так же невозмутимо продолжил Мукуро, - но после того концерта он потерял голос. Знаете, поздняя ломка. Такое бывает. Вот он и решил разбиться насмерть, упав с полутораметровой высоты.
Сайто онемел.
- Голос?! – наконец переспросил он. – Тсунаеши, он же шутит?! Скажи что-нибудь!
Мукуро внимательно, неотрывно смотрел на Тсуну.
Тсуна решился.


- Сегодня я выплатил последнюю часть неустойки, - радостно сообщил Тсуна. Мукуро покосился на него снисходительно, не отвлекаясь от заваривания чая.
- Если бы я не подал тебе тогда идею, ты бы и сейчас скакал в платье по сцене, - бросил он. – Больше всего меня возмутило, когда ты, мелкий идиот, еще и колебался перед тем как изобразить необходимую фальшивость в голосе.
Тсуна пожал плечами, неловко улыбаясь.
- Сайто так орал, - пустился в воспоминания Мукуро. – Не ожидал. Всегда считал его воплощением хладнокровности. Хотя, возможно, твоя истеричность все-таки повлияла на него за все эти годы.
- Ты когда-нибудь перестанешь меня оскорблять? – спросил Тсуна обиженно.
- Сомневаюсь. Залезай на стул, займемся делом.
- Я вырос!
- Прости, я совсем проглядел эти полтора миллиметра, Тсунаеши-кун. Да и в любом случае – сложившиеся традиции не следует нарушать.
Тсуна забрался на стул, недовольно хмурясь.
- Платья не хватает, - заявил Мукуро, окидывая его оценивающим взглядом.
- Отстань.
Мукуро усмехнулся:
- Споешь мне потом?
- Ты всегда говорил, что я отвратительно пою.
- А ты всегда говорил, что меня не выносишь.
- Я ошибался.
- Ну а я просто врал.
Тсуна улыбнулся, отводя с лица Мукуро длинную прядь волос.
- Спою, конечно.


@темы: PG, Фанфик

Комментарии
2011-04-09 в 13:09 

Том  Риддл [DELETED user]
Спасибо, солнышко))
И еще раз, чудесный фанфик)

2011-04-09 в 13:17 

Any time people pray to something, it comes to life and kills you.
Савада Тсунаёши
Не за что, тебе спасибо за хорошую заявку)

2011-04-09 в 17:38 

Laugh Maker
Если вас загрызла совесть – выбейте ей зубы и пусть она вас нежно обсасывает!
очень понравился фик! :red: спасибо! :woopie:

2011-04-09 в 19:56 

Any time people pray to something, it comes to life and kills you.
*Happy Misfortune*
Спасибо)

2011-05-13 в 14:19 

Она сидела на полу И груду писем разбирала, И, как остывшую золу, Брала их в руки и бросала.
Прелестно! =)) Спасибо!

2011-05-13 в 17:37 

Ю-эр
Any time people pray to something, it comes to life and kills you.
Pchi
Не за что)

   

Пятый путь - путь людей

главная