Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:59 

Однострочники

Аш Малкавиан
Мне не писалось, мне в эту ночь не писалось - Я привыкал быть великим немым. ©
Пейринг: Мукуро/Тсуна (во втором и третьем - TYL!)
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst в первом и третьем; Romance, Humor во втором и четвертом.
Дисклеймер: Герои не мои, мне принадлежат только извращенные фантазии, кои я на несчастных и проецирую. Ах да - алфавит тоже не мой.
Размещение: Если вам очень захочется, мы сможем обговорить условия.


1. По заявке с однострочников:
XVII-33 KHRxLoveless. Тсуна/Мукуро. Гладить по облезшему хвосту. "...мне просто тепло". NH!
Они проиграли. Это первый раз, они еще никогда не проигрывали, тем более так страшно.
Тсуна лежит на холодном асфальте и ловит губами снежинки. Хочется пить, а еще под теплое одеяло.
Бессердечные не стали их добивать, они и сами получили слишком много ран, чтобы продолжать бой. Будь эта схватка всего лишь тренировочной, учитель сказал бы, что у них ничья. Учитель прервал бы поединок даже раньше, пока не стало слишком поздно. Но учитель мертв уже два дня как, и некому остановить эту маленькую локальную войну. Остальным в Семи Лунах нет никакого дела до этих двух не особо перспективных пар - все их внимание отдано Возлюбленным.
Тсуна дышит тяжело и часто. Он слышит, как хрустит снег под тяжелыми скользящими шагами удаляющейся пары. Бессердечным повезло - они еще могут ходить. А Тсуна чувствует, что ноги совсем не ощущаются. Он боится посмотреть вниз, боится увидеть то, что осталось от его нижних конечностей. Бессердечные на то и Бессердечные, чтобы не испытывать ни крупицы сочувствия к своим соперникам.
Тсуна чувствует, что его Боец лежит где-то рядом. Он еще жив, потому что нить не исчезла, хоть она и кажется безумно хлипкой. Он с трудом разворачивает тело на бок и ползет. Меньше метра - и он уже обнимает израненное тело Бойца, а тот еле слышно шепчет:
- Тсунаёши-кун, прости меня. Я проиграл.
И Тсуне кажется, что Боец внутренне сжимается - ждет наказания. Глупости какие.
- Все хорошо, Муку-кун. Не ты проиграл, мы проиграли.
Он проводит ослабевшими руками по волосам, касается промерзших ушек. Мукуро тянет руки к хвосту жертвы, обвившему его бедро, и хрипло усмехается:
- Они испортили твой прекрасный хвостик, Тсунаёши-кун. Он весь облез из-за них.
Тсуна прижимает его чуть крепче и молчит. Ему нечего сказать, да и незачем. Они все сказали друг другу вчера.
Боец шепчет уже почти на грани сумасшествия.
- Ты обещал подарить мне свои ушки на мой день рождения, помнишь?
- Помню. Только ты так и не сказал, когда у тебя день рождения. Мы ни разу его не праздновали.
Мукуро отпускает хвост жертвы и обвивает руками за талию.
- Он сегодня. Я так надеялся на романтический вечер.
И снова безумный смех, только все тише и тише.
- Давай еще немного полежим вот так, Тсунаёши-кун. Просто мне так тепло...
Тсуна кивает и чувствует, как Боец улыбается и закрывает глаза, скользнув ресницами по щеке Жертвы.
Тсуна тоже закрывает глаза. Ему не нужно вслушиваться, чтобы узнать, когда сердце Бойца остановится. Достаточно просто почувствовать, как разобьется свое собственное.


2. По арту -
- Тсунаеши-кун, ты еще долго?
Мукуро нетерпеливо заглядывает через плечо, хмуря брови в попытках понять хоть что-то в этой бухгалтерской документации.
- Нет.
Тсуна, уже отсидевший себе в кресле все, что только можно отсидеть, развалился на диване, скинув туфли и ослабив галстук. Периодически он вертелся туда-сюда и умудрялся красиво расписываться в документах и вносить поправки, сидя в самых немыслимых позах и используя в качестве подставки то, что подвернется под руку. В какой-то момент этим "чем-то" оказался даже лоб Хранителя Тумана, попытавшегося зайти, а точнее заползти, с другой стороны и подлезть под бумаги, стараясь отвлечь Саваду на себя.
Тсуна к такой наглости уже почти привык, поэтому он только не отвлекаясь поставил подпись, поднял бумаги вверх, умудряясь читать даже так и мимоходом притянул Рокудо к себе, легко целуя в многострадальный лоб.
- Не мешайся, я скоро.
Мукуро вздыхает и уходит к книжным полкам. Предыдущее "скоро" было около часа назад.

Еще через полчаса Тсуна уже лежит на боку, опершись локтем о боковушку дивана и почти закинув ногу на стеклянный столик.
- Тсунаеши-кун, я сейчас тут умру от тоски.
Мукуро почти жалобно заглядывает в глаза Боссу. Тсуна на мгновение откладывает ручку и треплет Мукуро по голове.
- Скоро-скоро.
И всё это не отрываясь от бумаг, даже головы не поворачивает.
А Мукуро обиженно думает, что ради таких красивых и несчастных глаз, как у него, можно было бы и отвлечься.

За окном уже не просто темно - время перескочило за полночь.
- Сейчас, еще десять минут, - бормочет Тсуна и, только сказав эту фразу, понимает, что его никто ни о чем не спрашивал. А то, что он принял за вопрос - это тихое бормотание Тумана во сне.
Мукуро расселся на ковре рядом с диваном, использовав бедро любимого босса как подушку, и теперь сладко посапывал, так и не дождавшись внимания к себе.
Тсуна покачал головой, вздохнул, поправил прядку на виске Хранителя и твердо сказал сам себе:
- Нет, вот еще пятнадцать минут, и точно все!
Он верил в свою решительность. Старался верить, по крайней мере.
Да и относить заснувшего в ожидании Мукуро в спальню, Десятому было уже не впервой.


3. По арту -
65/65. Тсуна/Мукуро. "Я рядом..."
Они каждый раз встречаются в, давно знакомом и опостылевшем обоим, кабинете. Мукуро не знает, на сколько на этот раз хватит его сил. Он никогда не знает.
Милая Хром сегодня принесла боссу отчеты и растворилась в небытие. Она уже давно не маленькая напуганная девочка, нуждающаяся в постоянной опеке, но все еще любит Мукуро. Как старшего брата и как друга, и всей душой радеет за то, чтобы его вытащили из этой чертовой тюрьмы. Она, правда, боится даже предположить, в каком он там состоянии. Уже не наивная, она может подумать и представить, что осталось от тела ее учителя, но так по-детски боится, что продолжает твердить про себя - "С ним все хорошо. В Вендиче заботятся о заключенных, как могут". Хром верит - пока Мукуро-сама откликается ей, все хорошо.
Вообще, по вечерам, Тсуна чаще всего занят документами, которые приносит Гокудера. Он, как-никак, главный "бумажный червь" среди всех Хранителей, и лучше остальных разбирается со всей этой канцелярией. Только по пятницам, почти уже ночью, когда нормальные обычные люди пьют третий, а то и пятый, стакан крепкого виски в ближайшем баре, Хром осторожно заглядывает в кабинет Босса, выискивая его взглядом.
Она знает, что в ближайшие час-два-ночь, как получится, ее сознание будет спать, но совершенно не против. Хром улыбается, глядя на спящего прямо на столе Саваду. А через секунду, вместо нее, улыбается уже Мукуро. Он не поджидал момента, просто не удержался.
Рокудо передвигается тихо-тихо. Ковер и сам по себе глушит звуки, а Мукуро еще и с детства привык быть "как мышка".
Он уже издалека замечает темные круги у Савады под глазами. Вонголе сейчас ой как нелегко, и это Мукуро тоже знает. Он все еще хочет уничтожить мафию, но это уже больше похоже на застарелую привычку, чем на истинное желание его души.
А об истинном желании Мукуро предпочитает даже не задумываться.
На подходах к столу им овладевает ребячество, какой-то глупый азарт, и Рокудо подкрадывается, чуть склонившись, к лицу Савады и громко и резко выдыхает:
- Бу!
Тсуна подскакивает на месте от неожиданности и валится на бок. Мукуро все рассчитал правильно, и босс падает на него, роняя на пятую точку и утыкаясь лицом в грудь.
Рокудо тихо смеется, а Тсуна обиженно ворчит:
- Опять, да? Ты меня так до нервного срыва доведешь.
И улыбается.
Мукуро знает, что случится завтра. Он знает и не может удержаться от вопроса, разбивая им всю легкость и тепло встречи.
- Ты уверен в том, что делаешь, Тсунаеши-кун. Может... - Мукуро не знает точно, что предложить - все варианты уже исчерпали - но и согласиться с единственно возможным он не хочет.
- Все получится, - неожиданно хрипло шепчет Тсуна. Ему не нужно переспрашивать, чтобы понять. - Ты ведь понимаешь меня? Хотя бы ты?
Мукуро молчит. Ему, по правде говоря, даже немного страшно. За прошедшее время, он успел подзабыть, каким был Тсуна десять лет назад. И какими были остальные - тоже. Но внутри себя он не верит в то, что они способны спасти всех от Бьякурана.
А вот Тсуна, кажется, верит.
- У тебя все готово?
Вопрос – чистая формальность, и Мукуро просто кивает. Все готово давным-давно. Мальчик уже там, где нужно, и сейчас спит. Мукуро не сомневается в себе и своих силах. Ради будущего - ни капли не сомневается.
Он постепенно расслабляется и слегка приобнимает босса одной рукой.
А Тсуна гладит его лицо и прикасается губами ко лбу.
- Ты только помни, что я все равно рядом. Я всегда рядом. И ты скажи там мне, чтобы я не затягивал до последнего. И вел себя хорошо.
Рокудо вздыхает и соглашается. Скажет. Он этому мелкому недоразумению все скажет.
А если тот не поймет, то еще и покажет.

Мукуро возвращает сознание в свое тело, цепляясь остатками сил за реальность.
"Ты не рядом".
Он смотрит сквозь давно мутные плотные полупрозрачные очки на медленно плывущие по физраствору пузырьки, и улыбается.
"Как хорошо, что сейчас ты не рядом. Как хорошо, что у нас теперь есть шанс".


4. По арту -
25/30. Мукуро/Тсуна. Готовить шоколад ко Дню святого Валентина. AU!
Кулинария - это проклятие. Тсуна был категорически уверен, что когда-то в детстве на него чихнули повара в школьной столовой. Именно поэтому он в анкете по выбору профессии три раза написал слово "повар", сдобренное разве что уточнениями "кулинар", "кондитер" и "шеф". И не по чему другому.
И именно поэтому он сейчас скорбно взирал на свой поварской костюм и стол, заставленный посудой. Нет, он даже почти не жаловался - зарплата его устраивала, а работа была вполне приятной и не такой уж утомительной. Если бы не одно НО.
Этим самым НО, был день святого Валентина.
По причине близости этого дня, количество заказов в их маленьком ресторанчике неумолимо возросло и ползло к астрономической отметке, а свободное время повара-кондитера также неизбежно стремилось к нулю.
Тсуна критично осматривал результат очередной попытки приготовить изысканный шоколад для не в меру богатой и не в меру критичной заказчицы. Количество ингредиентов плавно стремилось к бесконечности, а результат пока оставался плачевным
Проблема была еще и в том, что чистокровный и романтичный японец Тсунаеши просто не понимал, как можно приготовить шоколад по заказу. Не для того, кто тебе нравится, а для абстрактного человека. Нет, он ничего не имел против шоколадных фабрик, но ручной, любовно сваренный, шоколад предназначается только родным и любимым.
Тсуна вылил результат очередного эксперимента в раковину и нахмурился.
Спасало то, что клиентка была готова платить любые деньги, так что он мог хотя бы не сильно беречь продукты. Которые, впрочем, пока уходили впустую.
Тсуна подогрел сливки и замешал какао-массу.
Каждый раз, как он начинал готовить что-то сложнее привычных рецептов, вбитых в его голову в колледже, Тсуна максимально сосредоточивался и совсем прекращал обращать внимание на окружающий мир.
Он даже не замечал, что уже весь облеплен шоколадными брызгами, а халат теперь только отбеливать.
Тсуна в последний раз подогрел получившийся, что не факт, шоколад, и только было вознамерился его попробовать, как его руку бесцеремонно схватили чьи-то пальцы. И чей-то наглый язык ее тщательно облизал.
- Маловато ванили.
Рокудо Мукуро - персональный кошмар Тсуны с первого дня знакомства, по совместительству подрабатывающий в этой кафешке официантом, лучезарно улыбнулся, нахально слизал остатки шоколада с носа Тсуны, и пропев:
- И корицы тоже, - удалился.
Тсуна, покраснев до кончиков волос, отвернулся к плите и постарался забыть инцидент. И он был точно уверен, что мысли о наглеце Мукуро совсем не поспособствовали улучшению качества шоколада.

Клиентка, конечно, осталась довольна, а Мукуро до конца вечера подмигивал Тсуне, вгоняя того в краску. И когда рабочий день закончился, а, ненавистный к тому времени, фартук отправился в химчистку, Тсуна обнаружил в дверном проеме ухмыляющегося синеглазого подлеца, демонстративно облизывающего пальцы.
- Тсунаеши-кун, я слышал, что у тебя получается отличный шоколад. Ты не преподашь мне пару уроков? Ну так, на будущее?
Взглянув в смеющиеся глаза Мукуро, Тсуна сглотнул, смутно ощущая, что шоколад будет меньшей из зол сегодняшним вечером.

@темы: Фанфик, PG-13

Комментарии
2011-03-21 в 15:34 

Ниал
кофейная колыбельная
первый такое грустное АНЯНЯ, что просто...одним словом, грустно.
со второго по четвёртое я читала и опять осталась довольной =)

2011-03-21 в 18:45 

Аш Малкавиан
Мне не писалось, мне в эту ночь не писалось - Я привыкал быть великим немым. ©
Здесь же был чей-то комментарий.:emn:

2011-03-21 в 18:49 

Том  Риддл [DELETED user]
Аш Малкавиан Он там и есть х)) Один х))) Лишний я удалил)

2011-03-21 в 18:53 

Аш Малкавиан
Мне не писалось, мне в эту ночь не писалось - Я привыкал быть великим немым. ©
Савада Тсунаёши
Самое смешное, что последние часа три его не было. Х))
Опять рассинхронизация, видимо.

2011-03-24 в 21:15 

it will be okay in the morning
Красивые фики *___* Спасибо за добавление)

2011-05-23 в 03:56 

Лунный дождь
мои звёзды сияют на земле
клаааааасс :inlove::inlove::inlove:

2012-11-10 в 22:14 

Лаирэ С.
Дитя Света и Тьмы./За право быть Богом расплата любовью... Цена не высока (с)
Хочу макси-кросоввер Лавлесса и Реборна *____* Только желательно с хэппи-эндом, а не как в первом драббле.)

Очень понравилось)

   

Пятый путь - путь людей

главная